Главная » Пресс-центр » Пресса о нас » Не сыром единым. Производителям из Воронежской области дали шанс

Не сыром единым. Производителям из Воронежской области дали шанс

Опустеют ли прилавки наших магазинов без продуктов из Европы, или мы прокормим себя сами?

Время угроз закончилось: санкции Запада стали реальностью, а руководство нашей страны сделало то, о чём мечтали многие аграрии, – ограничило импорт продовольствия. Но выдержит ли нагрузку наше сельское хозяйство? Как проявит себя та же Воронежская область? И не окажутся ли в нокауте после такого обмена ударами обычные покупатели? Ведь цены и без того росли, как на дрожжах…

Усилимся Донбассом?

Бурлящие на мировой арене события пока не нанесли ощутимого ущерба экономике региона. Единственная воронежская компания, попавшая в американский «чёрный список» – концерн «Созвездие», производящий средства связи для военных. Но и там новость восприняли спокойно: ни поставщиков, ни заказчиков, ни счетов в американских банках у концерна нет. Авиазавод в июле поставил министерству обороны очередной Ан-148, который производится совместно с украинской госкорпорацией «Антонов».

Правда, в последние месяцы Воронежская область стала приютом для полутора тысяч беженцев из Донбасса, но на прошлой неделе федеральный центр облегчил это бремя, выделив региону 42 млн руб., которые позволят устроить людей на «зимние квартиры». По мнению экспертов, обузой для области беженцы не станут, ведь это, прежде всего, рабочие с промышленных предприятий Донбасса – именно таких специалистов давно не хватает воронежским предприятиям.

Зато совсем скоро воронежцы смогут почувствовать на себе антисанкции. Своим указом президент запретил импорт продовольствия из Евросоюза, Норвегии, США, Канады, Австралии и Украины. Под запрет попали мясо, колбасы, овощи, фрукты, молочные и морепродукты.

К родным витаминам

Так сможем ли мы обойтись без импорта, прочно обосновавшегося на наших прилавках? Ведь цены и так скачут: в июле потребительские товары были на 6% дороже, чем в декабре. И это только по официальным данным! Какие же продукты окажутся в дефиците?

– Охлаждённого лосося и другой рыбы отечественного производства вполне хватит, – считает Денис Яцков, директор торгового дома «Хладопродукт», поставляющего продукты в воронежские рестораны. – Не будет дефицита креветок и других морепродуктов. В основном запрет скажется на специфичной сыро-молочной продукции. Так, у некоторых сыров, например, из Прибалтики, пока нет альтернативы российского производства.

– Мы ожидаем рост спроса на сыр, масло, йогурты и немного на творог, – говорит Анатолий Лосев, гендиректор компании «Молвест». – Через 2-3 месяца возможен рост цен на молоко. Кстати, Воронежская область сможет полностью обеспечить себя молочной продукцией, а Россия в целом – нет. Правительство сейчас активно работает над заменой европейских поставщиков сыра и масла. Их место займут производители из стран, которые не вводили санкций.

Налаженному в Калаче производству датских сыров, по мнению Лосева, тоже вряд ли что угрожает:

— Думаю, Arla Foods – одна из немногих компаний, которая сохранит позиции на российском рынке, потому что часть своей продукции производит в России, следовательно, не попадает под ограничения.

«Жаркая» пора нежданно наступила для продавцов фруктов: пришлось срочно искать новых поставщиков. И в первую очередь взоры обратились к союзной Белоруссии.

– Только что у нас было экстренное совещание по этому вопросу, – рассказал Михаил Белебезьев, специалист по импорту «Воронежской фруктовой компании». – Сейчас идёт мониторинг поставщиков, входящих в Таможенный союз, с целью импортозамещения европейской продукции. Кроме того, мы продолжим работу с Израилем и Турцией. Повысятся ли цены, будет зависеть от того, насколько успешно удастся заместить объёмы, которые обеспечивала Европа. Что-то прогнозировать пока сложно, но ситуация, безусловно, должна дать импульс для развития сельского хозяйства России и других стран Таможенного союза.

А воронежские производители фруктов даже не скрывают радости. По их словам, они могут продать примерно 100 -120 тыс. т плодов – региону витаминов хватит с лихвой. Как ни парадоксально, но до сих пор те же воронежские яблоки легче было увидеть на прилавках Москвы, Петербурга, Ярославля, Перми или Свердловска – пробиться в торговые сети нашего областного центра местным садоводам не удавалось. Теперь же заменить глянцевые польские фрукты готовы не только воронежские, но и липецкие, тамбовские, волгоградские аграрии. Впрочем, для этого придётся изрядно потрудиться над качеством.

– Перед российскими фермерами открылся непочатый край работы, – говорит Михаил Белебезьев. – Предстоит строительство теплиц, освоение земель. Пока садоводы из нашего региона и соседних областей выпускают ничтожные объёмы продукции, способной конкурировать с импортом. Фасовка, калибровка, сортировка, упаковка… К этому у нас относятся легкомысленно. Но это огромный труд и огромные деньги.

Удача для скотоводов

Волноваться о мясе тоже вряд ли стоит, ведь связи со скотоводческой Латинской Америкой, похоже, будут только крепнуть. Аргентинские и парагвайские гаучо с лёгкостью оседлают рынок, сбросивший американских и австралийских ковбоев. Кроме того, антисанкции могут стать толчком для воронежских производителей мяса, которые за последние несколько лет и так сделали мощный рывок вперёд, освоив новую для региона отрасль – мясное скотоводство.

– Мраморная говядина в основном поставлялась на российский рынок из США, Новой Зеландии, Австралии, Аргентины, Уругвая, – говорит Денис Яцков. – Из этого списка выбывают только США и Австралия. Недавно открылось воронежское производство. Качество, кстати, потрясающее.

Ну, а что же с ценами? По мнению экспертов, повышение цен будет однозначно. Причём, его ощутят как рядовые потребители, так и толстосумы – очень сильно подорожает премиальный сегмент товаров. При этом экономисты сходятся в одном: отечественному сельскому хозяйству, наконец-то, дали шанс.

– Надо было сделать это давно, а не губить своё сельское хозяйство, – говорит Владимир Шевченко, профессор воронежского агроуниверситета. – Почему же мы, имея площадь пашни, как в Америке, и в два раза меньше населения, покупаем там «жратвы» – язык не повернётся назвать это едой – на 70 млрд долл.? На Западе думают, что у нас до сих пор 1990 год, однако Россия уже не та. Мы дадим вздохнуть нашему сельскому хозяйству. Сколько ж можно быть толстовцами и подставлять щёки? В России «гуляют» 40 млн га пашни – 12 Воронежских областей! Наша продукция пропадает, её не берут сети. Так дайте крестьянам копейку, и мы завалим магазины продуктами.

На вопрос «Опустеют ли прилавки наших магазинов без продуктов из Европы, или мы прокормим себя сами? » ответили корреспонденты АиФ